Раздел 6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

В исторических битвах следует проводить различие между фразами и иллюзиями партий и их действительной природой, их действительными интересами, между их представлениями о себе и их реальной сущностью.

К. МАРКС

Политическая система независимой Литвы формировалась весьма специфическим образом. В нормальном демократичном обществе политические партии и общественно – политические движения образуются и ведут политическую деятельность на основе выражения интересов различных социальных групп населения. Эти интересы защищаются и проводятся в жизнь посредством внедрения в массовое сознание определённых идей и целей.

В Литве, однако, партии и движения сформировались, прежде всего, как идеологические клубы, на основе их отношения к идее независимости. Многие из них по существу не имели под собой какой-либо более или менее солидной социальной базы. Причем при создании многочисленных партий и движений их лидеры ориентировались на традиции довоенной буржуазной Литовской республики, напрочь перечёркивая 50- летний период советской истории Литвы.

Поскольку идея независимости на первых порах приобрела тотальный и иррациональный характер, то и деление политических партий на левые, правые и центристские во многом было весьма условным и субъективным делом, которое не определялось их действительной социально – политической природой.

Своеобразным эмбрионом многопартийной политической системы Литвы стал Саюдис, который вычленил из себя различные партии и организации и сам подвергся в дальнейшем процессу приватизации. Все эти партии, как правило, сразу же заявляли о своей демократической и антикоммунистической направленности.

Первой такой организацией, выделившейся из Саюдиса, стала Демократическая партия Литвы/февраль 1989г., первый лидер – С. Печелюнас/. Затем возникли другие партии: Социал – Демократическая партия Литвы/август 1989г., лидер – А. Сакалас/; Христианско – Демократическая партия /январь 1990г., А. Саударгас/; Союз литовских таутининков (националистов) /февраль 1990Г., А. Сметона/; партия независимости /октябрь 1990г., В. Чепайтис/; Демократическая партия труда Литвы /декабрь 1990г., А. Бразаускас/.(Эта партия возникла на основе реорганизации части бывшей КПЛ); Союз либералов Литвы /декабрь 1990г., В. Раджвилас/ и др.

Всего в Литве к началу 1994 года насчитывалось 26 официально зарегистрированных партий и политических организаций. Многие из этих партий и организаций уже в первоначальный период своего существования пережили различные внутренние кризисы, смену лидеров и другие внутрипартийные катаклизмы. Всё это свидетельствовало о неустойчивости и непрочности политической системы Литвы.

Эволюция самой этой политической системы с самого начала определялась характером взаимоотношений Коммунистической партии Литвы и Саюдиса, что в свою очередь зависело от изменений их внутреннего содержания и структуры.

На первом этапе противостояния КПЛ и Саюдиса сложилось положение, которое можно было охарактеризовать следующей формулой: многопартийная ситуация в условиях однопартийной политической системы.

В этих условиях возможны были следующие варианты её (ситуации) развития:

1/Сохранение реальной однопартийности с одновременным образованием в самой КПЛ различных политических фракций.

2/Сохранение реальной доминирующей однопартийности при условии радикальной реформы самой КПЛ, обеспечивающей её идейную и организационную. консолидацию. При этом варианте другие политические организации играли бы роль определённого лобби при принятии политических решений.

3/Сложное взаимопереплетение однопартийности и многопартийности, при которой КПЛ могла бы обеспечить свою ведушую роль средствами политической борьбы, вступая в различные союзы с другими политическим силами.

4/Возникновение реальной многопартийности, при которой КПЛ утратила бы свою ведущую роль и перешла бы в политическую оппозицию.

5/Возникновение формальной многопартийности при фактическом диктате правых партий и юридическом «изъятии» КПЛ и других левых сил из политической жизни.

Реальностью в тогдашней Литве стал последний (пятый) вариант развития событий, чему в немалой степени способствовал раскол в самой КПЛ, а в дальнейшем идейный догматизм Компартии Литвы (на платформе КПСС) и политический оппортунизм самостоятельной КПЛ (позднее ДПТЛ). Позже Компартия Бурокявичуса была вообще запрещена, а партия Бразаускаса вынуждена была перейти в оппозицию и подвергнуться морально – политическому остракизму со стороны саюдистских властей.

Лидеры Саюдиса в период своего пребывания у власти высказывались весьма определённо: сначала независимость – потом демократия. Под эту установку саюдистское парламентское большинство принимало соответствующие законодательные акты и проводило соответствующий внутриполитический курс, который помимо запрета КПЛ предполагал и максимальное затруднение деятельности ДПТЛ Бразаускаса. Членов этой партии саюдисты называли «национал – коммунистами» и считали «ненормальной оппозиционной партией».

Подобную позицию вполне отчётливо выразил лидер Демократической партии Литвы С. Печелюнас: «Когда-нибудь, когда коммунисты (и национальные и иные) лишаться структурной и финансовой опоры, т. е., когда Компартия (даже и изменив своё название) исчезнет, и политическая борьба будет вестись между консерваторами (нынешними правыми партиями) и либералами, тогда и можно будет говорить о нормальной позиции и их борьбе» /Politika, 1991, N. 6/.

В преддверии осенних парламентских выборов 1992 года противостояние между ДПТЛ и Саюдисом достигло критической точки и в массовом сознании воспринималось как противостояние «правых и левых». Тем более, что партия Бразаускаса в своих программных документах заявляла о своей «социал-демократической ориентации».

В этот период и была предпринята попытка формирования политических группировок центристской направленности. Таким образом, политический центр в Литве с самого начала формировался не как выразитель интересов «среднего класса», которого попросту не было, а как политический балансир между правыми и левыми, как своеобразная спекулятивная организация, пытающаяся получить электоральные дивиденды за счёт деструктивных взаимоотношений противостоящих влиятельных политических сил.

На роль «центристов» стали претендовать Союз либералов, Движение народного прогресса, Союз центра и даже Социал-демократы. А в качестве «центристских» лидеров активно заявляли о себе Р. Озолас, А. Сакалас, Э. Бичкаускас, А. Раджвилас и др.

При поверхностном взгляде казалось, что к парламентским выборам октября 1992 года в Литве образовалась классическая политическая структура демократического типа: правые – центр – левые. Однако, как уже было сказано, эта структура явно висела в воздухе, являясь скорее пропагандистской, нежели реальной, определялась в большей степени предвыборной ситуацией, как её понимали различные политические силы, но ни в коем случае ни привязкой этих сил к интересам различных социальных слоёв. Одним словом, народ жил своими ожиданиями и надеждами, а политики вели свою политическую игру, построенную на этих настроениях.

Точнее и искуснее других эти настроения выразила партия Бразаускаса, которую средства массовой информации республики называли левой. Она и одержала на октябрьских выборах впечатляющую победу. Центристы же потерпели сокрушительное поражение. Ни одна из центристских политических организаций не смогла преодолеть 4% -ый барьер и провести своих представителей в Сейм. Правые, хотя и проиграли выборы, но в целом сумели сохранить в новом парламенте достаточно прочные позиции.

После выборов осени 1992 года начался новый этап в эволюции политической системы Литвы, который можно определить одним термином – поправение. Победившая на выборах Демократическая партия труда Литвы вскоре забыла свои предвыборные «социал-демократические» обещания. И дело здесь не только в обычной предвыборной практике западного образца, как пытался оправдать обнаружившуюся «забывчивость» зам. Председателя партии Г. Киркилас. Дело ещё было и в том, что за весьма короткий срок партия Бразаускаса стала партией формирующейся литовской буржуазии, перекочевав с левого фланга политического спектра на правый.

По западноевропейским меркам ДПТЛ в то время проводила нормальную правоцентристскую политику, причём под постоянным давлением со стороны крупного капитала. С ним ДПТЛ «породнилась», когда отмывала свою часть партийной собственности (собственности КПСС). Кроме того, находясь у власти, ДПТЛ обнаружила и отсутствие элементарной политической воли и твёрдости в проведении своей политической линии. Под воздействием деструктивной критики со стороны так называемой «конструктивной оппозиции» Ландсбергиса она дрейфовала в том направлении, куда её толкали волевые и решительные оппоненты.

Левее ДПТЛ после выборов оказались социал-демократы: -малочисленная, но боевая партия. Однако постоянные метания её лидеров между социальной и национальной идеями, вихляния в международной политике не способствовали повышению авторитета партии как солидной политической организации.

Центристы долго не могли оправиться после провала на парламентских выборах, но в дальнейшем предприняли ряд объединительных попыток и предполагали к новым выборам придти как мощная политическая сила.

Саюдистские группировки образовали Консервативную партию Литвы (Союз Отечества) во главе с В. Ландсбергисом, которая вскоре стала лидером на правом фланге политического спектра Литовской республики.

Вследствие всех этих процессов политическая система Литвы дала отчётливый правый крен. На традиционном левом фланге оказалась запрещённая КПЛ (партия Бурокявичуса), которую иначе как «преступной и террористической» организацией власти и средства массовой информации не называли.

С конца 1993 года группа интеллектуалов социалистической ориентации начала создавать легально действующую левую партию под первоначальным названием «Союз левых Литвы». В независимой газете «Оппозиция» были опубликованы Декларация и проект Программы новой партии. А в марте 1994 года в Вильнюсе прошел её учредительный съезд, который переименовал Союз левых в Социалистическую партию Литвы, которая в дальнейшем, однако,  так и не сумела  упрочить свои политические позиции.

В Литве в то время действительно были нужны и новые левые, и новые правые, противостоящие крайностям как «тотального планового хозяйства», так и «тотальной рыночной экономики».

Reklama

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Свобода по-литовски. Политологические хроники (1988-1993). Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Google+ photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google+ paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Connecting to %s