Раздел 17. ЛИТОВСКО – РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Против русских ни одно государство не устоит.

А. Авторханов

После провозглашения независимости 11 марта 1990 года отстранённость и даже враждебность официальной Литвы по отношению к России развивалась по нарастающей. Саюдистские властные структуры и средства массовой информации всячески эскалировали в обществе русофобские настроения. Россия  рассматривалась как фактор постоянной угрозы для независимости Литовского государства. Спасение от этой угрозы виделось в 2-х обстоятельствах:

Во-первых, в негласной поддержке сепаратистских, разрушительных тенденций в самой России;

Во-вторых, в прозападной ориентации Литвы, в её ускоренной интеграции в западные военно-политические структуры.

Саюдистское руководство Литвы поддерживало антироссийские настроения в официальных кругах Татарстана и Чечни, навязчиво требовало от Запада гарантий для безопасности Литовской республики.

С приходом к власти ДПТЛ русофобские настроения в плане официальной пропаганды несколько поутихли, но находясь под постоянным давлением теперь уже перешедшего в оппозицию Саюдиса,  правящая Демократическая партия Труда так и не смогла (или не захотела) в корне изменить ситуацию в этом вопросе.

Своеобразной кульминацией роста напряжённости в литовско-российских отношениях стало заявление президента А. Бразаускаса в начале 1994 года о намерении Литовской республики вступить в НАТО и постоянные оскорбительные для России и граничащие с вмешательством в её внутренние дела заявления и выступления «главного защитника» литовской независимости  В. Ландсбергиса.

Так, к примеру, в апреле 1994 года он заявил: «Как смотрит Европа на продолжающийся процесс аннексии Тувинской республики и почему она (Европа) отказывается признать право на самоопределение Чечни? Как она (Европа) смотрит на администрирование России в Калининградской области и намерение России окончательно её аннексировать?». (См. Летувос айдас, 1994, 2 апреля).

Официальная прозападная ориентация Литвы стала основой её внешнеполитического курса. Для обоснования этой ориентации были призваны мощные идеологические структуры республики, учёные – обществоведы, деятели культуры, спорта,  средств массовой информации. Знаменитая формула Остапа Бендера «Запад нам поможет» стала идеологическим ориентиром всего общественного сознания Литвы. Вестернизация всего образа жизни приобрела масштабы основополагающей тенденции. Поклонение Западу сопровождалось проклятиями Востоку или по меньшей мере презрительными намёками в адрес этой «вечно отсталой России».

Между тем, как вскоре оказалось, литовская интеллигенция, которая по-существу и начала этот «побег на Запад» больше всех от него и пострадала. Если советскую литовскую литературу, кино, живопись, в целом науку и культуру хорошо знали на просторах бывшего СССР, то утратив с развалом Советского Союза соответствующую материальную и финансовую базу, русскоязычную и вместе с ней мировую среду распространения литовская национальная культура и наука оказались в плачевном состоянии. Произведения литовских писателей, художников, режиссеров и других творческих деятелей были по-существу «забиты» низкопробными «шедеврами» западной массовой культуры и во многом сведены к стандартам коммерческой рекламы. Начали разваливаться творческие союзы, деятели культуры оказались в затруднительном материальном положении.

Некоторые литовские интеллектуалы забили тревогу в связи со всеми этими процессами. Поэт Эдуардас Межелайтис в одном из своих редких интервью заявил, что после нынешних «реформаторов» на месте литовской культуры останется глубокая яма, как после нашествия Гитлера. Скульптор Гедиминас Якубонис отметил тенденцию превращения Литвы в типичную «банановую республику». Философ Арвидас Юозайтис осудил «низкопоклонство» перед западной культурой и напомнил об общечеловеческой значимости творчества Толстого и Достоевского.

В интеллигентском сленге термин «англизация» стал употребляться в одном ряду с такими историческими терминами как «полонизация», «германизация» и «русификация».

Против прозападной антироссийской ориентации Литовской республики стали активно выступать и литовские промышленники и аграрии. Конфедерация литовских промышленников энергично напомнила политикам, что как в недавнем прошлом, так и в настоящее время Литва около 70-80% сырьевых ресурсов и комплектующих деталей получает из стран СНГ. Энергетические ресурсы в основном поступают из России. Более половины произведённой в Литве товарной массы также реализуется на восточных рынках. «Как можно пилить сук, на котором сидишь» – спрашивал в связи с этим правительство президент ассоциации литовских промышленных предприятий Ляонас Янкаускас. (См. Тиеса, 1994, 6 апреля).

Председатель Комитета Сейма Литовской республики по аграрным вопросам Миколас Пронцкус так же отмечал: « Если бы в торговле со странами Востока удалось преодолеть созданную главным образом нами самими «блокаду» многие проблемы решались бы сами собой, продукция земледельцев Литвы опять стала бы нужной, а это занятие выгодным. Однако восстановление отношений –  это не разрушение и не однодневный процесс, а довольно сложная и требующая много времени работа». (См. Эхо Литвы, 1994, 20 августа).

Установление таможенных барьеров, затруднение естественной миграции людей и движения товарных потоков между Литвой и Россией, а также Литвой и Белоруссией отразились и на социальном положении значительного количестве простых жителей республики. К примеру, малоимущие жители Вильнюса спасались во многом благодаря более дешёвым продовольственными товарам из Белоруссии, которыми торговали на столичных рынках. Однако с введением визового режима, повышением таможенных пошлин этот источник минимального продовольственного благополучия для жителей литовской столицы и других регионов Литвы прекратился. Челночные поездки в Польшу за промышленными товарами по этой же причине так же затруднились.

Коньком антироссийской политики некоторых литовских деятелей стала проблема Калининградской области. Помимо прямых территориальных претензий к России в этом вопросе на щит поднимался и вопрос о серьёзной угрозе безопасности Европе, которая исходят, якобы, из излишне милитаризированного этого анклава Российской Федерации. Правая ландсбергистская оппозиция всячески пыталась затруднить переговоры между официальными властями Литвы и России о военном российском транзите в Калининградскую область. Возможное узаконивание этого транзита саюдисты трактовали как начало «новой оккупации» и «новой аннексии» Литвы.

В дальнейшем антироссийская и прозападная ориентация литовских политиков привела к возникновению и конкретизации определённого противоречия между прогерманским и проамериканским направлениями в среде литовских западников.

В плане прогерманского направления  можно говорить, что происходило некое возрождение довоенного внешнеполитического «статус-кво» сметоновского профашистского и прогерманского режима. Союз с мощной объединённой Германией рассматривался саюдистами как лучшее противоядие против имперских амбиций России Ельцина и Жириновского. У многих литовских политиков на тот период именно в Германии имелись родственники, свои финансовые и экономические интересы. Некоторые литовские партии имели налаженные связи с различными фракциями германского Бундестага.

В то же время мощное усиление проамериканской ориентации диктовалось как наличием сильной литовской диаспоры в США, которая сформировалась еще в межвоенный период, так и превращением США в единственную сверхдержаву в условиях формирования после развала СССР однополярного мирового порядка. Этими факторами определялась и окончательная победа «саюдистов-американистов» в межклановой борьбе в последующий период литовской истории. Литовской политической элите всегда нужен был не просто хозяин, а сильный хозяин.

В конце же саюдисткого исторического периода «экономический восточный сук», на котором сидела Литва, был окончательно перепилен «прозападной и проамериканской политической пилой».

Задача заключалась лишь в том, что бы успеть к концу этого забавного и поучительного занятия подстелить под этот сук мягкую западную перину. По крайне мере для тех людей, кто этим делом непосредственно занимался.

Reklama

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Свобода по-литовски. Политологические хроники (1988-1993). Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Google+ photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google+ paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Keisti )

w

Connecting to %s