ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРЕПАНАЦИЯ

Попробуем взглянуть на некоторых наиболее влиятельных участников политического процесса в Литве с левых позиций, произведём своебразную трепанацию партийных черепов.

Социал-демократическая партия Литвы 

Социал-демократическая партия Литвы (СДПЛ) открыто позиционирует себя в качестве левой партии. Но фактически она уже давно и прочно обросла интересами крупного зарубежного и национального капитала. По факту это никакая ни левая партия, а партия крупного капитала.

В составе парламентской фракции  Социал-демократической партии Литвы прошлого и нынешнего созывов больше всего миллионеров  и акционеров крупного капитала, чем в любой другой партийной фракции Сейма.

Перед каждыми выборами верхушка СДПЛ громко обещает ввести прогрессивные налоги, но затем спускает это своё обещание на тормозах, оправдываясь различными предлогами. По крайней мере, начиная с 1992 года, такое уже случалось как минимум 3 раза. То им мешает ситуация, то коалиция. Впрочем, не исключено, что на сей раз им все-таки придется сделать некоторые шаги в этом направлении. Дальнейшее очередное отступление здесь выглядело бы уже просто неприличным.

Партия охотно принимает в свои ряды всех политических «туристов-перебежчиков», несмотря на их идеологическую ориентацию. Партия выглядит идеологически рыхлой, с постоянными внутренними разборками и массой «примкнувших к ней шепиловых».

Социал-демократы не отличаются политической и идеологической принципиальностью. Ради власти готовы идти на странные и сомнительные коалиции. В прошлом был печально известен проект «2К» (Киркилас + Кубилюс). В канун октябрьских выборов в сейм 2012 года влиятельные члены партии говорили  о возможной политической (явной или неявной) коалиции опять же с консерваторами.

У СДПЛ так же имеются  проблемы с лидерством и существует явный недостаток политической воли. Они всегда имели склонность гнуться в ту сторону, куда их пытались нагнуть более ушлые и агрессивные оппоненты

Партия труда

Партия труда декларирует свою деидеологизированность и по сути  является партией одного харизматичного лидера. Это партия бизнеса, а еще конкретнее – партия одного бизнесмена и его бизнес – окружения. С трудом и  людьми труда у нее нет ничего общего.

ПТ располагает огромными, но не совсем прозрачными финансовыми ресурсами  и организована, как политическая бизнес-структура. Шлейф правовых разборок в связи с возможными финансовыми махинациями тянется за этой партией с момента её основания.

На предприятиях лидера партии в Кедайняй – одна из самых высоких в Литве степень эксплуатации рабочих и  тяжелые условия труда.

Ради власти партия готова флиртовать и с правыми, и с левыми, и с центристами. «Трудовики» поддержали немало сомнительных законов и законодательных актов, в которых были заинтересованы частные бизнес – субъекты. Хотя в информационном пространстве ПТ яро критикует соцдемов, консерваторов и другие партии, но на разных  уровнях официальной власти создает коалиции с любыми политическими силами и отличается исключительным политическим лицемерием.

Лидер партии в ходе минувшей предвыборной кампании не скрывал возможной коалиции ни с социал-демократами, ни с консерваторами, ни с либералами. Можно вспомнить, что когда ему лично было выгодно, он поддерживал – идейно и финансово -консерватора  Ландсбергиса, социал-демократа Бразаускаса, президентов Адамкуса и Грибаускайте, таких разных по своей сути.

Несмотря на постоянные претензии на партию серьезных «экономистов», таковых в ПТ практически нет. Партия во время голосования в Сейме поддержала навязываемый консерваторами, экономически необоснованный проект новой атомной электростанции.

Партия «Порядок и справедливость»

«Порядок и справедливость» – это прежде всего партия  Роландаса Паксаса. Это партия ностальгического протеста и  политической мести. Увы, она – часть уже давно существующей системы, у которой больше нет  потенциала порядка и справедливости.

Партия больше не способна или не хочет организовывать массовые акции социального и политического протеста. У партии «Порядок и справедливость» нет солидной социальной программы, отстаивающей интересы простых людей, а в национальном вопросе она нередко солидаризируется с крайними неонацистскими силами.

Руководство партии откровенно прославляет и возвышает в качестве национальных героев поголовно всех так называемых «партизан» послевоенного времени. Забывая при этом, что некоторые из этих «партизаны» уничтожили более 25 000 человек, 5 977 из которых – женщины, в том числе и беременные. На совести «вооруженных борцов против оккупации» – 1 051 ребенок. Ими расстреляны около 1 200 литовских семей.

Жонглируя псевдопатриотическими лозунгами, партия европарламентария Паксаса зачастую поддерживает все так называемые евроинтеграционные законы, которые значительно ограничивают государственную самостоятельность Литвы.

Располагая властью в Вильнюсском самоуправлении (когда  мэром был Юозас Имбрасас), «паксисты» проявили присущую всем крупным партиям бесхозяйственность и коррумпированность. Руины Национального стадиона в Шяшкине – это своеобразный символ правления партии «Порядок и справедливость» в столице.

Избирательная акция поляков Литвы

ИАПЛ – это партия, созданная на национальной основе. В составе ее списка в выборах в Сейм 2012 года  участвовали и  кандидаты от Русского альянса, и от Народной партии Казимиры Прунскене.

Партии, созданные на национальной основе, по своей природе способны диагностировать, провозглашать, но только частично решать проблемы национального идентитета и национальной культуры. Сознательно или несознательно, они затушевывают простую истину: основа национального вопроса – социальный вопрос.

ИАПЛ игнорирует факт, что капитал не считается ни с какими национальными токостями и по своей природе является космополитическим явлением. Ему не важно – Жямайтия или Вильнюсский край. Ему важна дешевая рабочая сила. В Вильнюсском крае она, кстати, одна из самых дешевых в Литве. И это, прежде всего «заслуга» ИАПЛ, которая много лет фактически монопольно управляет этим краем.

Хотя  ИАПЛ довольно жестко отстаивает  необоснованно ограничиваемые властями права национальных меньшинств, особенно в сфере образования, но она  тем самым не забывает и про защиту  бизнеса своих членов. Иногда даже создается впечатление, что национальной проблематикой манипулируют в пользу интересов капитала и отдельных связанных с ним политиков. Особенно в вопросе возврата земель.

В избирательных списках ИАПЛ как правило  – крупные предприниматели, закоренелые бюрократы из структур местной власти, их приятели и родня, а также родные родни.

Отдельно следует упомянуть ситуацию, складывающуюся внутри  русского национального меньшинства. Оно фактически столкнулось с продажностью и предательством своих бывших лидеров.

Новый претендент на роль вожака – партия Русский альянс, – пытается растворить протестную деятельность русского национального меньшинства в протестной деятельности ИАПЛ. К сожалению, Русским альянсом руководят люди хамелеоновского типа, которые сменили не одну партию. Политические и иные лидеры русского меньшинства  лично весьма неплохо приспособились к условиям литовского капитализма.

Партия «Путь смелости»

Партия «Путь смелости» – это новая партия, которая сложилась на волне событий, связанных с так называемым «делом каунасской педофилии»   и которая выступает против существующей правовой системы, и, как при этом сама декларирует, «за правду и справедливость, за борьбу против коррупции».

Основной ее недостаток – утопичность  декларируемых устремлений и пестрота собранной команды, противоречивые идеологические убеждения её лидеров. В составе партии, например, правый политический узник, сторонник и большой почитатель Витаутаса Ландсбергиса Альгирдас Патацкас. И профессор с левыми убеждениями, бывший член Компартии и Демократической партии Труда Литвы  Повилас Гилис.

При этом лозунги и призывы партии ограничены только проблематикой правопорядка. Партия не углубляется в социально-экономические аспекты общественного строя, на которых и зиждется вся правовая политическая система. Таким образом, она борется с последствиями, но не с причинами. И сама эта партия – не ответ на проблемы Литвы, а их последствие.

Несмотря на декларируемую «антисистемность», партия «Путь смелости» является частью существующей системы. Она – другая сторона одной и той же «медали». В её составе полно бывших создателей, служащих и почитателей существующей системы, которые по существу стремятся только к «косметическому» ремонту. Для них желательно, чтобы  в «припудренной» таким образом  системной среде нашлось бы место и для них самих.

И хотя ей удалось пройти в парламент и даже создать там свою первоначальную фракцию, но пестрый, наспех сформированный состав партии «Путь смелости», «интеллигентское» тщеславие и амбиции некоторых ее членов, неопределенность программы – все это вызывает обоснованные сомнения относительно более серьезных перспектив этой партии.

Либеральные партии

Среди электората различных либеральных партий самый большой потенциал когда то был у сторонников социал-либеральной  доктрины из партии  «Новый союз» Артураса Паулаускаса, большинство которой позднее примкнуло к партии Труда, а меньшинство к различным либеральным партиям.  С партиями либерального спектра можно дискутировать, когда они декларируют социальные вопросы, вопросы прав человека и сбалансированной внешней политики.

К сожалению, их фундаменталистская позиция в вопросе развития бизнеса и предпринимательства напрямую ведет в социальный тупик и может трактоваться как «реакционная утопия». С одной стороны, они хотят всех сделать предпринимателями, что само по себе утопично. В Евросоюзе успешными предпринимателями становятся 5-7 % трудоспособного населения, в Литве – около 1 %.

С другой стороны, усиленная пропаганда предпринимательства и бизнес- деятельности приводит к ситуации, когда учитель, врач или служащий пытаются на своем рабочем месте вести себя, как предприниматели. Они уже больше не учат, не лечат и не служат. Они делают бизнес со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями.

Партия Союз Отечества / христианские демократы (консерваторы)

Об этой партии надо сказать отдельно. Свой менталитет и во многом свои политические установки она сумела на протяжении всего периода независимости по существу навязать всем, когда – либо бывшим у власти, политическим силам.

Чем отличаются консервато­ры от нормальных политиков? Некоторые нормальные полити­ки могут стать консерваторами, но наши консерваторы никогда не станут нормальными полити­ками. Они всегда были и будут политизирующими администра­торами.

Английский философ Джон Локк утверждал, что там, где существует насилие, давление, там нет истинной политики. С другой стороны, известный немецкий политолог Макс Вебер отмечает, что без насилия нет никакой полити­ки.

Можно, разумеется, спо­рить, кто из них прав. Возмож­на ли политика без насилия и является ли насильственная по­литика политикой? Но консерваторы вообще сказали новое слово в теории и практике по­литики: они способны осу­ществлять насилие без полити­ки!

Административное давление,  морально-психологическое и информационное на­силие стали кредо литовских консерваторов. Администрирование консерваторы понимают как политику, а политику как администрирование.

Основой подобного «административного насилия» для консерваторов была и остается идея независимости. Они постоянно ведут «войну против всех» за некую ирреальную  «независимость», в последнее время за энергетическую. Они воюют с соседями, с внешними и внутренними врагами, которых почему становится всё больше и больше. Причём, чем больше они сражаются за «независимость» тем больше в реальной жизни разного рода зависимостей. Литва всё больше зависит от структурных фондов ЕС, от кредитов Международного валютного  фонда и Всемирного банка, от Вашингтона и Брюсселя, от собственного псевдопатриотического менталитета и фанатизма. И чем меньше реальной независимости в нашем глобализированном мире, тем больше консерваторы вынуждены подменять содержание формой, тем больше превращать саму независимость в слова, символы, ритуалы.

В этой беспрощадной «войне за независимость» сами консерваторы постепенно теряют элемен­тарные человеческие качества – сочувствие к ближнему, широ­кий кругозор, чувство юмора. Даже выражение их лица ста­новится не человеческим, а просто “официозно-государст­венным“. Они не говорят, а ве­щают. Они не общаются, а осуществляют функцию. Они не живут, а выполняют историческую миссию.

В свое время с насмешкой разоблачалась существовавшая советская административная система и сталинский тезис о человеке как винтике единого государственного механизма. Увы, ирония истории выражает­ся сегодня весьма своеобразно. Психологию и образ жизни “государственного винтика“ всесторонне насаждают в обществе самые боль­шие “патриоты“ независимой Литвы – консерваторы.

Reklama

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Статьи. Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Google+ photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google+ paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Keisti )

w

Connecting to %s