ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ ЛИТВЫ

Так уж повелось, что со времён Саюдиса в Литве лучшей экономикой считалась политика. А над экономикой и политикой всегда неким дамокловым мечом висели так называемые «стратегические интересы» – НАТО, ЕС, энергетическая независимость, введение евро и др. За ними новые постсоветские политики Литовской республики как бы и не видели реальной жизни с её экономическими проблемами.

Неожиданные итоги

В результате деятельности политиков, которых Саюдис в своё время привёл к власти, на сегодняшний день Литва имеет едва лишь половину экономического потенциала бывшей Советской Литвы, обанкротившиеся или распроданные иностранцам и приносящие им прибыль объекты, исчезнувшую без следа крупную промышленность, изнуренное сельское хозяйство, чужестранную (в основном скандинавскую) финансовую систему. Исчезла с экономической карты атомная энергетика, почти не осталось рыболовного флота и связанной с ним промышленности, уничтожено имевшее глубокие традиции судоходство и целый ряд других экономических отраслей, распродана и приватизирована материально-техническая база науки и культуры. Фактически литовская экономика перестала быть национальной экономикой. Страна деиндустриализированна и в настоящее время в значительной степени зависит от структурных фондов ЕС, членом которого она является с 2004 года. Как отметила президент Литвы Д, Грибаускайте в своём годовом отчёте 11 июня 2013 года в Сейме Литовской республики, в течении 7 последующих лет Литва получит из ЕС 44 млрд. литов, что позволит в течении этого периода формировать фактически четверть годового бюджета Литовского государства.

Всё это привело к весьма неожиданным (по крайней мере, для правящей элиты), но вполне понятным и прогнозируемым итогам. В январе 2012 года информационный портал DELFI совместно с компанией «Spinter tyrimai» провел опрос общественного мнения. Выяснилось, что подавляющее большинство опрошенных считают: политики “убивают в Литве все“. На вопрос “Что для вас важнее – независимость государства или его экономическое благополучие?“ 20,1% ответили – независимость. А 70,4% выбрали экономическое благополучие. Ответа на этот вопрос не знали лишь 9,5%. Еще большим открытием стали ответы на второй вопрос: “Что для вас важнее – цены на электроэнергию и газ или энергетическая независимость?“ 62,9% граждан Литвы выбрало энергетическую зависимость от России и низкие цены на энергоносители. 25,3% уверены, что необходимо любой ценой вырываться их российских энергетических “клещей“. 11,8% затруднились ответить на этот вопрос. Вопреки официальной линии, 42% граждан страны считают, что в двусторонних отношениях между государствами “Литве полезнее промолчать и не портить двусторонние торговые отношения“. 27,5% считают, что “Литва обязана защищать демократические ценности и права человека, критиковать за это Россию и Белоруссию“. Еще 14,5% твердо убеждены, что ситуация с демократией в других государствах – не дело Литвы.

По другим исследованиям, которые проводила американская социологическая служба „Pew Research Center“ и которая осуществила сравнительный анализ изменения настроений людей в Литве, Украине и России за 1991, 2009 и 2011 года, перемены в Литве за весь постсоветский период больше всего пошли на пользу политикам (так считают 91% опрошенных) и бизнесменам (78%). Лишь 20% процентов респондентов считают, что эти перемены пошли на пользу простым людям.

Истоки

Как это все произошло? Каким образом за 20 с небольшим лет «выстраданная» государственная независимость стала обузой для большинства жителей Литвы? Дело в том, что «основной движущей силой» всех этих процессов стала национальная, так называемая «творческая» интеллигенция. В состав Восстановительного Сейма Литвы в 1989 году были избраны философы и музыканты, академики и лаборанты, физики и лирики. Они и стали проводить соответствующую экономическую политику. И поскольку одним из основных мотивов, которым эти люди руководствовались, был мотив некоего морально-политического реванша за «оккупацию» 1940 года, то и в экономике они добивались, прежде всего, реванша. Этот реванш базировался по крайней мере на 2-х китах: на рыночном фундаментализме и оголтелой русофобии. И в первом и во втором случае как естественный союзник рассматривались с самого начала США. И в связи с этим третьей составляющей саюдистской политики в начале 90-х годов стало такое явление, которое можно назвать «евроамериканизмом».

«Возвращение в Европу» для саюдистов означало «американизацию» Литвы. В свою очередь, Литва рассматривалась западными стратегами как форпост «демократических» реформ на всей территории бывшего СССР. Уже в период формирования Саюдиса в Литву приезжали разного рода эмиссары из США, а саюдистские деятели в свою очередь отправлялись в Америку и Западную Европу за приобретением «рыночного и демократического опыта». В 1990-1991 году Прибалтику посетил и небезызвестный Джин Шарп, который консультировали новых политиков Литвы, Латвии и Эстонии, стремившихся к отделению от СССР.

Финансовая и политическая помощь США рассматривалась как важнейшая гарантия экономических реформ и самой независимости Литвы. «Американизация» республики имела под собой и определённые объективные основания, связанные, прежде всего, с литовской эмиграцией. Около 1 млн. этнических литовцев после Второй мировой войны проживали и по сей день проживают в США и других странах Запада. Это эмигранты так называемой «первой волны». Они, несомненно, оказали заметное влияние на ход постсоветских общественных процессов в Литве. У них здесь были свои экономические, культурные и финансовые интересы.

Однако «американизм» саюдистов диктовался не только этими объективными обстоятельствами, но и конфронтационным представлением о ходе мирового процесса. США в этих представлениях трактовались, прежде всего, как сила, противостоящая России, а не как союзник и опекун Литвы. Саюдисты предпочитали перепоручить США свои проблемы во взаимоотношениях с ближайшим и могущественным соседом. Такая позиция – это не что иное, как паразитирование на глобальной проблематике. Проще говоря, не смотря на весь свой «патриотизм» Саюдис готов был рассматривать Литву в качестве винтика в сложной геополитической игре государств-гигантов.

В свою очередь США, перед которыми на тот момент замаячила перспектива единственной «сверхдержавы» и представилась возможность создания «нового мирового порядка» охотно использовали Литву и настроения правящего класса в своих интересах. Как говориться, «они нашли другу друга». При этом, разумеется, «помощь» Литве со стороны США осуществлялась под флагом поддержки «экономических реформ» и создания «цивилизованного демократического общества». Экономические реформы саюдисты начали проводить в духе пресловутой «шоковой терапии» по лекалам известной Чикагской школы. В республике даже ходили упорные слухи, что рыночные экономические законы в Сейме Литвы просто переводятся с английского языка на литовский. Причём за основу берутся местные законы некоторых штатов США. Властные структуры Литвы наводнили разного рода экономические советники, консультанты и помощники из этой страны, которые проталкивали идеологию и политику абсолютно свободного рынка, безудержную апологетику частной собственности. разрушения «до основанья» мощного государственного сектора и акты реституции (возвращения) собственности бывшим владельцам.

Помощь Запада

Во всех начальных экономических процессах постсоветской Литвы значительную роль сыграл литовский эмигрант, проживший весь послевоенный период в США и ставший там успешным бизнесменом, некто Юозас Казицкас (Juozas Kazickas). Он привёл в Литву такие известные американские компании как «Philip Morris», «Coca-Cola», «Motorola». Он так же консультировал правительство Литовской республики, устроил несколько встреч руководителей Литвы с руководством США и стран Западной Европы, организовал визиты представителей финансовых фондов США в Балтийские государства. Именно он, в конце концов, и «рекомендовал» на пост президента независимой Литвы «американского пенсионера» Валдаса Адамкуса, при котором Литва стала членом НАТО и ЕС. Не без его участие состоялся и исторический визит президента США Дж. Буша в Литву в ноябре 2002 года, когда Дж. Буш произнёс свою знаменитую и вдохновившую литовских политиков на новые свершения фразу: «Отныне враг Литвы станет и врагом США».

Одно из деяний Ю.Казицкаса, которое приобрело скандальный характер, но которое весьма реалистически характеризует существующую на тот момент в независимой Литве экономическую политику и истинные цели американского «цивилизованного бизнеса» – это продажа нефтеперерабатывающего завода «Mažeikių nafta» – гиганта советских времён в литовском городе Мажейкяй американской компании “Williams“ в 1999 году. Власти Литвы и не скрывали, что делается это по политическим мотивам, дабы заручится поддержкой США для вступления в НАТО. В результате этой бизнес – сделке Литва не только не заработала, а наоборот, должна была доплатить американской компании солидную сумму. В целом эта афера для литовского бюджета обошлась в сотни миллионов долларов. Сам же “Williams“ вскоре продал свои активы «Юкосу» и по – тихому исчез из Литвы. Сейчас «Mažeikių nafta» принадлежит польской компании «Orlen», которой завод был продан так же по политическим мотивам.

Перед этим были и более мелкие экономические аферы. Например в 1995 году в литовском городе Кедайняй филиал американской фирмы «FM International» получил за непроизведённые работы прибыль в размере 552 тыс. долларов, затем объявил о банкротстве и тоже благополучно удалился к себе на историческую родину.

В 2011 году правительство консерваторов приняло опять же политическое решение о строительство новой атомной электростанции взамен закрытой Игналинской АЭС, которую литовские власти принесли в жертву в качестве одного из условий вступлении Литвы в Европейский Союз. Для строительства новой АЭС правительство Литвы намеревалось привлечь японско-американскую компанию «Hitachi/GE». Компания должна была поставить на литовскую атомную станцию фукушимские реакторы. Но все планы смешал состоявшийся осенью 2012 года референдум, на котором большинство жителей Литвы высказались против строительства новой атомной. Однако, несмотря на ясное волеизъявление народа, этот проект всё ещё не умер и проталкивается на самых верхних эшелонах литовской власти.

Это свидетельствует о том, что политико-экономические нравы литовской элиты и интересы американского бизнеса в Литве мало изменились. Хорошей иллюстрацией в этом плане может служить и сравнительно недавняя «политико-экономическая эпопея». На этот раз она была связанна с американской корпорацией „Chevron“, которая добивалась права на разведку ( и кстати, являлась единственным участником объявленного правительством Литвы конкурса в этом деле) , а затем и добычу запасов сланцевого газа на территории Литовской республики. Разумеется, при поддержке представителей правящей политической элиты. «Толкачём» этого проекта со стороны „Chevron“, выступал генеральный директор другой связанной с США, но зарегистрированной в Литве компании „Minijos nafta“ Томас Хаселтон. Компания занимается разработкой небольших нефтяных запасов в литовском приморье. Кстати, Т. Хаселтон – бывший пехотинец армии США, участник войны во Вьетнаме. Поскольку на этот раз общественность Литвы оказала весьма активное сопротивление приходу „Chevron“ (или второму пришествию “Williams“, как это называли в республике), то толкачам американской корпорации приходилось проводить разного рода пиар-акции с участием населения. Одна из таких с участием членов Сейма Литвы прошла в первой половине июня 2013 года в усадьбе деревенского туризма под Клайпедой и завершилась полным провалом. Более того, руководство „Minijos nafta“ во главе с Хаселтоном прибегло к насильственным действиям по отношению к собравшимся гражданам, сопровождая их нецензурной бранью. Увещевания и возмущения членов Литовского Сейма были оставлены без внимания. Такой вот состоялся «диалог с общественностью» американского капитала в Литве – главном союзнике Вашингтона на постсоветском пространстве.

Возможно, как своеобразное целевое «предупреждение» в этой истории следует расценивать и то обстоятельство, что по последним расчётам информационного агентства по энергетике США запасов сланцевого газа в Литве хватило бы лишь на 3 года. Хотя это же учреждение некоторое время назад сообщало о запасах на 30 -летний период, что вызвало немалую «антигазпромовскую» эйфорию в некоторых кругах политической элиты Литвы. В конце концов вся эта история, как известно, завершилась для Литвы вполне благополучно – „Chevron“ отказался от своих планов и под благовидным предлогом покинул литовский экономический рынок.

Литва сегодня

На сегодняшний день Литва по – существу лишилась статуса промышленной и аграрной страны. Радикально изменилась структура экономики. В республике сформировалась экономика услуг, в том числе и политических. Это порождает массовую безработицу, эмиграцию и общее падение уровня квалификации и профессионализма трудовой деятельности. В некоторых районах Литвы на одного работающего сегодня приходятся по 3 безработных и по 1 эмигранту на трёх оставшихся. Государственный долг Литовской республики за последних 3 кризисных года вырос так же в 3 раза. Литовская экономика по существу держится на зарубежных дотациях и инвестициях.

Всё чаще ведутся разговоры о необходимости «реиндустриализации на новой основе», об «экономике знаний», о привлечение высокотехнологичных инвестиций. И за последний период некоторые инвестиции в Литву действительно пришли. В частности, пришли такие известные компании как „Barclays“, „Western Union“, „Paroc Group“, „IBM”, „Systemair“, „Moog Medical Devices“ и др.

Здесь следует отметить, что ещё в 2008 году правительство Литовской республики приняло новую редакцию давнего постановления, согласно которой при разработке инвестиционной правительственной программы приоритет устанавливается для проектов финансируемых совместно со странами ЕС и НАТО. Инвестиции так или иначе связанные с Россией не очень приветствуются. Более того в последние годы под предлогом «финансовой непрозрачности» в Литве были закрыты 2 банка с участием русского капитала: „Snoras“ (основной акционер – гражданин России В. Антонов) и „Ūkio bankas“ (основной акционер – гражданин Литвы В. Романов). Причём власти и не скрывали, что российские корни этих финансовых учреждений и послужили одной из главных причин такого решения.

Однако, наивно было бы полагать, что американские и в целом западные инвестиции каким либо существенным образом влияют на занятость трудоспособного населения Литвы и на развитие национальной экономики.. Ведущих специалистов эти компании привезли с собой, а из местных высокотехнологичных работников сформировали космополитизированную рабочую аристократию со своими особыми интересами и стилем жизни.

Здесь следует так же иметь в виду, что современный глобальный капитал охотнее всего приходит не в экономически процветающие, а социально деградирующие регионы. Как утверждал ещё в XIX век известный экономист Джон Стюарт Миль, капитал приходит туда, где ему обеспечена максимальная прибыль. А максимальная прибыль, помимо всех прочих обстоятельств, обеспечивается, прежде всего, там, где дешёвая рабочая сила. В связи со всем этим, а так же учитывая и то обстоятельство, что в 2014 году заканчивается срок установленного Сеймом моратория на продажу земли иностранцам (здесь однако все карты могут спутать собранные гражданами Литвы 300000 подписей для проведения референдума по этому и другим вопросам), можно сказать, что на сегодняшний день международный капитал окончательно колонизировал независимую Литву. Теперь все помыслы политической элиты Литвы сосредоточены на планах по введению евро.

Reklama

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Статьи. Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Google+ photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google+ paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Connecting to %s