ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЛИТВЫ КАК АКТ ИСТОРИЧЕСКОЙ МЕСТИ

На протяжении всего периода независимости «незалежная» властная элита Литвы как бы постоянно своей политикой опровергает известную классическую формулу: внешняя политика есть продолжение политики внутренней, а последняя, в свою очередь, должна отражать и выражать, прежде всего, экономические потребности общественного развития. В реальности же внешняя политика литовских властей всегда была оторвана от внутренней, а внутренняя политика, как правило, имела мало чего общего с социально- экономическими интересами литовского общества.

Суть внешней политики Литвы

Внешнюю политику Литовского государства нельзя назвать ни проамериканской, ни проевропейской, ни даже пролитовской. Она просто антироссийская. И с интересами США, ЕС, и самой Литвы совпадает постольку, поскольку по тому или иному конкретному вопросу совпадают антироссийские интересы всех этих субъектов международной политики и международного права. При этом, как считает литовская правящая элита, интересы Литвы и России принципиально никогда не могут совпадать.

По сути это труднообъяснимая позиция. В ней нет ни прагматизма, ни рационализма, ни элементарной житейской логики. Президент Литвы Д. Грибаускайте в начале своей первой президентской каденции (2009-2014) продекларировала, было, необходимость большего прагматизма во внешней политике и важность добрососедских отношений. Даже предприняла по – началу и кое-какие практические шаги в этом направлении. Здесь можно вспомнить хотя бы визит президента соседней Белоруссии А. Лукашенко в Вильнюс и его встречу с Д. Грибаускайте.

Более того, президент Литовского государства даже проявила инициативу по специальному расследованию скандальной истории с нахождением возможной тюрьмы ЦРУ в Литве, что по тем временам было вообще крайне смелым и неординарным шагом. Но вскоре после вмешательства во все эти процессы В. Ландсбергиса упомянутые и иные внешнеполитические «эксперименты» прекратились и всё потекло по – привычному конфронтационному антироссийскому руслу в духе вечной «холодной войны».

На сегодняшний день Литвы имеет напряжённые и/или конфликтные отношения почти со всеми своими соседями: Польшей, Белоруссией и, конечно же, с Россией.

Рациональная иррациональность

Перефразируя известный тезис, сформулированный в отношении иного государства и в иные времена, можно сказать: «Умом сегодняшнюю Литву не понять».

Внешнеполитический иррационализм Литовского государства можно объяснить только одним рациональным аргументом – эта внешняя политика определяется историко-психологическими комплексами господствующей гуманитарной и политической элиты, которая пришла к власти в Литве на волне Саюдиса. И социофрейдистская фраза, высказанная Д. Грибаускайте в самый разгар Украинского кризиса: «На сей раз, мы выстрелим!», имея в виду гипотетическую «оккупацию» Литвы российскими войсками, – лишь дополнительное и весьма красноречивое тому подтверждение.

Внешняя политика Литвы – это акт её исторической мести бывшей «Империи зла» – Советскому Союзу и нынешней России как его правопреемнице за «оккупацию 1940 года» и «позорный калабрационизм» тогдашней литовской власти и интеллигенции, поскольку тогда «ни одного выстрела не было сделано в сторону оккупанта». К этому добавляются и личностные комплексы конкретных лиц, находящихся во власти вот уже более 20 лет в независимой Литве. Это, как правило, или бывшие советские диссиденты и политссыльные, а так же их потомки, или бывшие советские и партийные номенклатурные работники. Как говорится, одни сидели, а другие сажали. И у тех и у других свои «скелеты в шкафу». Одни мстят истории за свои прошлые «обиды», другие за свои прошлые «грехи». Историческая месть – вот подлинный двигатель внешней политики независимой Литвы.

Политическая психопатология мести

К чему приводит подобного рода психологическая установка хорошо известно из произведений мировой литературы. Здесь, прежде всего, следует отметить, что хотя Литва является католической страной, но в данном вопросе такое её поведение не соответствует христианским установкам. Скорее это следование другой религиозной доктрине, а именно иудейской. «Не существует ничего более справедливого и возвышенного, нежели месть в то время, когда она необходима», – сказано в Торе.

Месть, в психологическом плане захватывает настолько, что ни о чём другом нет возможности думать. Она имеет разрушительный и саморазрушающий характер. Месть становится не только базисной основой сознания, в том числе и политического, но и уходит глубоко в подсознание. Это подсознание приобретает разрушительные иррациональные формы и всплывает на поверхность общественного сознания и общественной деятельности в самых неожиданных обличьях и проявлениях, может быть направлено против самых неожиданных объектов и вещей: конкретных людей, символов, традиций, терминов, праздников, сувениров и т.п.

Саморазрушающий характер мести проявляется в эскалации негатива по отношению к своей собственной истории или, по крайней мере, к отдельным её периодам, что приводит к самовыварачиванию наизнанку своей собственной идентичности и своей социальной человеческой сущности. Чем больше я отрицаю своё собственное прошлое, тем больше я утверждаю себя в настоящем, чем больше в своих бедах я обвиняю других, тем более правым я осознаю себя как человек будущего.

Когда люди с подобного рода психологической установкой проводят внешнюю политику целой страны, то понятно, что и экономика и благополучие жителей этой страны приносятся в жертву этой подсознательной «диалектике самовыварачивания» и оборачивается своей полной противоположностью.

Зависимая независимость

Так уж случилась, что независимость Литвы в её консервативно-ландсбергистском исполнении и оголтелая официозная русофобия литовской элиты – это близнецы-братья. Опять же, перефразируя «отца» советской перестройки М. Горбачёва, можно так сформулировать генеральную линию постсаюдисткой литовской власти: чем больше независимости, тем больше русофобии и, наоборот, чем больше русофобии, тем больше независимости.

В конце концов, такая позиция сыграла горькую шутку с самим независимым литовским государством. Поспешная интеграция в европейсикие и иные экономические, финансовые, военные и политические структуры, втягивание Литвы В НАТО и ЕС сделали её независимость во многом бутафорским явлением, но антироссийская направленность её внешней политики при этом только усиливалась. Причём русофобские настроения в обществе всячески эскалировали и средства массой информации, и политики, и разного рода общественные деятели. Сегодня от независимости Литвы только и осталась независимая от здравого смысла русофобия и ожесточённая антироссийская риторика.

В этом плане характерна позиция одного из самых ярых адептов независимости времён Саюдиса, философа Р. Озоласа, который утверждает, что после 1 мая 2004 года, т.е., после вступления Литвы в состав ЕС, Литовская Республика как независимое государство юридически прекратила своё существование, и что теперь это просто Евросоюзная Литовская Республика (ЕСЛР) или Литовская республика Евросоюза (ЛРЕС). Более того, философ убеждён, что участие в ЕС ведёт литовскую нацию к деградации и самоуничтожению.

Действительно, Литва на сегодняшний день оказалась, по – сути, опять же в некоем статусе «союзной республики», от которого так хотела избавиться в 90-ые годы прошлого века. Как говорят на Востоке: чем больше перемен, тем меньше всё меняется. Бежали из «Союза» и прибежали в «Союз». В народе по такому поводу есть известная сентенция про хрен и редьку.

К такому состоянию привела, прежде всего, достаточно примитивная внешнеполитическая логика литовской элиты. Дескать, пока существует Россия, существует и угроза независимости Литовского государства. Поэтому любое ослабление России это уменьшение этой угрозы. В своё время ещё саюдистское руководство поддерживало и поощряло сепаратистские настроения в Татарстане и Чечне, сегодня же Литва пытается организовать санкционный европейский «крестовый поход» на Россию из-за украинских событий. Даже в ущерб самой себе. Здесь опять же для властей Литвы важна не Украина и не её народ, а именно Россия, её действительно независимая международная позиция, провал далеко идущих геополитических планов заокеанских и европейских хозяев и заказчиков проектов литовского министерства иностранных дел.

Стандарты «двойных стандартов»

Всё это в совокупности привело к тому, что стандартным явлением литовской политики стала политика двойных стандартов. Неприкрытые двойные стандарты проявляются в оценке тех или иных событий и трагикомических «проколах» литовских политиков и спецслужб в разных ситуациях.

Дошло до того, что президент Д. Грибаускайте поделила внешнюю политику на западную и восточную, возложив ответственность за последнюю на правительство, а директор Департамента госбезопасности Литвы Г. Грина заявил, что, любой гражданин Литвы, посещающий Россию, представляет собой потенциальную угрозу для литовского государства.

Протестующие на майдане для литовского официоза – это «активисты» и «борцы за свободу», а протестующие на эго-востоке Украины – это «сепаратисты» и «террористы». Чеченцы, воевавшие против Москвы, – это «хорошие парни», а чеченцы, воюющие против Киева, – «плохие». Косово – это хорошо, а Крым – это плохо. Российские СМИ занимаются «пропагандой» и их можно и нужно запрещать, а литовские и западные защищают «объективную истину» и исповедуют принципы «свободы слова». Одним словом, лицемерие зашкаливает…

На этом фоне 26 апреля 2014 года в Литву пребывает 150 американских военнослужащих, якобы, для усиления безопасности литовского государства. На церемонии поздравления по этому случаю Д. Грибаускайте заявила: «В связи с возникшей угрозой мы видим своих настоящих друзей. Присутствие вооруженных сил США в Литве укрепляет нашу безопасность и предупреждает тех, для кого чужды наши ценности и кто посягают на стабильность в Европе и мир в нашем регионе» и добавила, что „если пострадает хоть один гость, то это уже будет конфронтация не с Литвой, а с Соединёнными Штатами Америки».

http://www.delfi.lt/news/daily/lithuania/d-grybauskaite-jei-nukentes-bent-vienas-svecias-tai-bus-konfrontacija-ne-su-lietuva.d?id=64633129#ixzz2zzOu7KzT

Таким образом, литовская элита чувство своей национальной исторической мести готова конвертировать в фактор глобальной конфронтации с непредсказуемыми последствиями.

Как всё начиналось

После провозглашения независимости 11 марта 1990 года отстранённость и даже враждебность официальной Литвы по отношению к России развивалась по – нарастающей. Особенно она усилилась после трагических событий января 1991 года возле Вильнюсской телебашни. Саюдистские властные структуры и средства массовой информации всячески эскалировали в обществе русофобские настроения. Россия рассматривалась как фактор постоянной угрозы для независимости Литовского государства. Спасение от этой угрозы виделось в негласной поддержке сепаратистских, разрушительных тенденций в самой России и в прозападной ориентации Литвы, в её ускоренной интеграции в западные военно-политические структуры.

С приходом к власти ДПТЛ русофобские настроения в плане официальной пропаганды несколько поутихли, но находясь под постоянным давлением теперь уже перешедшего в оппозицию Саюдиса, правящая Демократическая партия Труда так и не смогла (или не захотела) в корне изменить ситуацию в этом вопросе. Своеобразной кульминацией роста напряжённости в литовско-российских отношениях стало заявление президента А. Бразаускаса в начале 1994 года о намерении Литовской республики вступить в НАТО и постоянные оскорбительные для России и граничащие с вмешательством в её внутренние дела заявления и выступления «главного защитника» литовской независимости В. Ландсбергиса.

В октябре – ноябре 1994 года в Сейме Литвы прошла парламентская дискуссия по проблемам национальной безопасности. На обсуждение парламентариев были вынесены 2 проекта концепции безопасности: одна, разработанная правящей Демократической партией труда и представленная первым заме6стителем председателя ДПТЛ Г. Киркиласом и вторая, которую совместными усилиями разработали правые партии и которую от имени одной из них – христианско-демократической – представил бывший зам. председателя Верховного Совета Литовской республики и бывший руководитель литовской делегации на переговорах с Россией Ч. Станкявичус.

Дискуссия в Сейме вывила любопытную ситуацию. В основном расхождения между правыми и левыми в данном вопросе свелись к одному моменту: демотрудовики стояли на том, что в концепции не стоит упоминать конкретного вероятного противника Литвы, а правая оппозиция настойчиво предлагала прямо и откровенно назвать Россию врагом № 1 Литовского государства.

Именно последняя консерваторская установка в дальнейшем и одержала победу в политическом сознании литовской элиты. В период российско-грузинского конфликта 2008 года одна из лидеров партии консерваторов Р. Юкнявичене напрямую заявила, что те литовские политики, которые не видят угрозы со стороны России являются «предателями народа» и «агентами Кремля».

Образ врага

Однако в широком и прежде всего народном общественном сознании все шло не так просто. Хотя образ врага в лице России формировался в Литве целенаправленно и настойчиво, но с переменным успехом. По данным социологических опросов, в 1991 году 69% опрошенных жителей Литвы видели в России экономическую, политическую и военную угрозу для своей безопасности, в 1994 года около 38 % , в 2006 году — 61,5%, осенью 2009 года 39% респондентов выразили мнение, что Россия — это главная угроза Литве.

На рубеже 2013/2014 годов, в разгар трагических украинских событий, в которых Литвы выступила своего рода внешнеполитическим катализатором, количество граждан увидевших в России угрозу безопасности Литвы согласно опросу, проведённому по заказу журнала «Veidas», возросло до 87 %. Правда, это касается лишь жителей крупных городов и, как отмечает журнал, количество людей поддерживающих действия России в Крыму так же не малое – около 20 %.

http://www.delfi.lt/news/daily/lithuania/gresme-lietuvai-reali-87-proc-isitikine-kad-rusija-gali-pulti.d?id=64362984

По другому опросу общественного мнения, проведённого компанией “Spinter tyrimai“ в мае 2014, количество жителей Литвы, считающих Россию враждебным государством составило 72, 5 % опрошенных.

http://www.regnum.ru/news/polit/1809141.html#ixzz33ZqIGhl2

Такая картина не удивляет, поскольку антироссийская риторика в речах политиков и в средствах массовой информации Литвы в период украинских событий просто зашкаливала. Одни только заголовки публикаций в разных информационных источниках звучали как «вести с фронта» и формировали военно-конфронтационную политико-психологическую атмосферу в обществе. Приведем, например, заголовки основных новостных порталов Литвы только за один день 16 мая 2004 года. «Сценарий В. Путина – кошмар для Запада», «Как показать России, что за Литвой стоит НАТО» (delfi.lt); «Россия не нападёт, поскольку не получила официального прошения от Донецкой республики», «Не потерпеть поражение от России можем только победив Путина в себе» (balsas.lt); «Огневая мощь американских десантников – немой упрёк для нас» «Российский самолёт поднял в воздух натовские истребители с аэродрома в Шяуляй» (lrytas.lt), «Особенности российской шпионской деятельности в Чехии», «США предупреждают Россию» (15min.lt).

Парадоксально, но став членом ЕС и НАТО Литва, судя по высказываниям политиков и публикациям в СМИ не только не почувствовала себя более безопасно, но, наоборот, фактор «российской угрозы» стал доминирующим в обосновании внутриполитических и внешнеполитических инициатив. В политике постоянно акцентируется «инофрмационная война России против Литвы», коварство российской «мягкой силы с её Достоевскими и Чеховами», разного рода торговые конфликты тут же политизируются и объявляются проявлениями «экономической блокады». Некоторые политики усматривают угрозу даже в советских сосисках и русских матрёшках. Департамент Государственной безопасности Литвы каждый год публикует пространные «отчёты», в которых основной темой являются «российская шпионская деятельность» и деятельность российских «агентов влияния» из числа местных литовских деятелей и организаций. Причём всё это делается в форме намёков и иносказаний, без всяких прямых доказательств. Одни словом, Литва героически, из-за всех сил сражается со своим «историческим врагом», а по сути, со своим геополитическим положением.

Кстати говоря, на подозрениях в более или менее объективном и уважительном отношения к России в Литве «погорел» не один влиятельный политический деятель. Поэтому литовские политики, как чёрт ладана, боятся любых контактов с российскими коллегами, а если они в силу «производственной необходимости» всё-таки происходят, то политики ещё накануне какой-либо официальной встречи спешат заявить в средствах массовой информации о своей «жесткой позиции», которую они будут отстаивать по тому, или иному вопросу в отношениях с российской стороной.

Литовский «троянский конь»

Подлинным проводником и заказчиком внешней политики Литвы, и это не для кого не является секретом, выступают США. Проамериканская внешняя политика Литвы в известной мере является и антиевропейской. Литву во времена президентства 2американского пенсионера» В. Адамкуса даже называли «троянским конём» США в Европейском Союзе.

«Возвращение в Европу» ещё для лидеров Саюдиса на самом деле означало «американизацию» Литвы. В свою очередь, Литва рассматривалась западными стратегами как форпост «демократических» реформ на всей территории бывшего СССР. В тот период в Литву приезжали разного рода эмиссары из США, а саюдистские деятели в свою очередь отправлялись в Америку и Западную Европу за приобретением «рыночного и демократического опыта».

Финансовая и политическая помощь США рассматривалась как важнейшая гарантия экономических реформ и самой независимости Литвы. «Американизация» республики имела под собой и определённые объективные основания, связанные, прежде всего, с литовской эмиграцией. Около 1 млн. этнических литовцев после Второй мировой войны проживали и по сей день проживают в США и других странах Запада. Это эмигранты так называемой «первой волны». Они, несомненно, оказали заметное влияние на ход постсоветских общественных процессов в Литве. У них здесь были свои экономические, культурные и финансовые интересы.

Однако «американизм» лидеров Саюдиса диктовался не только этими объективными обстоятельствами, но и конфронтационным представлением о ходе мирового процесса. США в этих представлениях трактовались, прежде всего, как сила, противостоящая России, а не как союзник и опекун Литвы. Саюдисты предпочитали перепоручить США свои проблемы во взаимоотношениях с ближайшим и могущественным соседом. Это не что иное, как паразитирование на глобальной проблематике. Проще говоря, не смотря на весь свой «патриотизм» новая литовская элита готова была рассматривать Литву в качестве винтика в сложной геополитической игре государств-гигантов.

Чужие интересы и цели

При всём при этом конфронтационный характер литовско-российских отношений литовские политики склоны объяснять исключительно «проимперскими» и «реваншистскими» устремлениями России, антидемократической направленностью её внутренней и внешней политики. Для подтверждения подобной установки в Литву постоянно приглашаются деятели российской, так называемой «антипутинской» оппозиции, которые направо и налево раздают всевозможные интервью, мелькают в литовских СМИ, выступают на разных конференциях и семинарах, разоблачая «ужасы путинского режима» и рисуя апокалипсические картины в отношении будущего России и всей Европы в случае, если «Путина вовремя не остановят».

Возникает натуральный вопрос: действительно ли Литва постоянно вынуждена опасаться происков «коварного и непредсказуемого соседа» и только обороняется от его агрессивной внешней политики?

В конце лета 2013 года после встречи с президентом США Б. Обамой президент Литвы Д. Грибаускайте заявила, что балтийские государства – это «буферная зона» между Европой и Россией. Эта позиция является ничем иным, как продолжением широко известной в истории концепции «лимитрофных» и «санитарных» зон и означает коренной пересмотр теории раннего Саюдиса о Литве как «коридоре между Западом и Востоком». Это совершенно милитаризированная концепция, которая делает Литву заложником возможной военной конфронтации в Европе. Как известно из той же истории любое военное столкновение на европейском континенте оборачивается на пользу только одной стране – США, которые по итогом обеих мировых войн выиграли экономически и политически. Проигрывала всегда Европа.

Подстрекательскую и, по – сути, провокаторскую роль Литвы в Европейском Союзе, особенно в период событий в Украине, стали понимать и некоторые видные европейские деятели. Один из них – вице- президент Европарламента Мигель – Анхель Мартинес – Мартинес, человек с легендарной биографией, лидер испанских социалистов, сидевший в тюрьмах франкистского режима и пользующийся безусловным моральным авторитетом среди своих коллег.

Выступая на конференции, которая как раз была посвящена “Восточному партнерству“, он заявил, обращаясь к политикам стран Балтии: «Мы считаем, что быть европейцами, — это значит быть рациональными. Нет ничего более иррационального, чем этот вид недоверия к России. Какой угрозой может быть Россия? Угрозой кому или чему? И это то, что я говорю латышам, литовцам и эстонцам: как вы оцениваете свою значимость в Евросоюзе? Вы считаете, что вы ценны тем, что страдаете навязчивой идеей быть чем-то вроде крепости, постоянным провокатором по отношению к этому очень большому, очень важному, очень необходимому соседу?»

Мартинес – Мартинес отдельно упомянул и президента Литвы Д. Грибаускайте: «Я сказал несколько дней назад президенту Литвы: я понимаю, что это легче — говорить о врагах, о вашей истории и тому подобном. Гораздо сложнее сказать: давайте посмотрим, как мы можем помочь в налаживании отношений. Иначе никто не будет с вами считаться. Вы являетесь единственными, кто может реально сделать вклад в строительство моста. А мы нуждаемся в таком мосте. И это вам решать, хотите вы быть значимыми или не хотите».

http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/sovet-evropy-strany-baltii-teryayut-doverie-zapadnykh-partnerov10122013/#t20c

Вышеизложенная внешнеполитическая доктрина Литвы означает, что политика литовской элиты направлена на достижение чужих геополитических интересов. Литва в данном случае добровольно отказывается от роли субъекта международных отношений, и становиться только их объектом. Нынешняя Литва в международном плане, к сожалению, не является самоцелью, она лишь средство для достижения чужих целей.

Reklama

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Статьи. Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Google+ photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google+ paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Keisti )

w

Connecting to %s