ПРАВОВАЯ РЕФОРМА ЮСТИНИАНА И СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

(ВЫСТУПЛЕНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ „ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ И ВИЗАНТИЯ – КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ, ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ: МИР ЮСТИНИАНА ВЕЛИКОГО И ЕВРОПЕЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ»)
Вильнюс
2015-10-23
***
Кодекс Юстиниана стал для европейской юриспруденции своеобразной “библией права“ и лег в основу законодательной системы континентальной Европы. Все особенности и противоречия этой системы, так или иначе, вытекают из противоречивости самой эпохи Юстиниана Великого.. Император Юстиниан (483-565 н.э.) пришел к власти в условиях начала социального кризиса, связанного с упадком рабовладельческого строя и началом феодализма, и провозгласил своей задачей дать империи “новый расцвет”, представить её поданным своего рода новый «правовой Завет». Для этого потребовалось провести ряд крупных государственных реформ. Поскольку крайне противоречивой была эпоха перехода от античности к средневековью, то и реформы получились противоречивыми. А когда с реформами было иначе?

Начал он с религиозной реформы, объявил вне закона все христианские и нехристианские религиозные течения, за исключением того течения, которое он лично утвердил в качестве государственного. Провёл образовательную реформу (разгромил остатки языческой системы образования, разогнал Платоновскую академию в Афинах как заповедник старой философии). Помимо прочего запретил в своей державе гомосексуализм. Затем провел административную реформу, создал, пожалуй, самый мощный по тем временам бюрократический аппарат и утвердил своеобразную «табель о рангах». Все византийское чиновничество было разделено на ранги (титулы). Насчитывалось 60 таких рангов.
Наконец Юстиниан осуществил грандиозную правовую реформу, которая увенчалась так называемым «Кодексом Юстиниана». И всё это проводилось на фоне разных народных волнений и восстаний в самом Константинополе и в провинциях Византийской империи.

В чём же противоречивость Юстининовского кодекса?

С одной стороны в кодексе Юстиниана нашла свое завершение и систематизацию эволюция древнеримской теории рабовладельческого нрава с её понятиями частной собственности, закона, обычая, концепций гражданского, публичного права и универсального права, распространяемого на все народы. Т.е. уже со времён Юстиниана западноевропейское право стало трактоваться как единственно правильная международная правовая доктрина.

С другой же стороны в кодексе Юстиниана была сделана попытка осовременить древнеримские правовые нормы, которые уже не отражали новых реалий, подвести законодательную базу под формирующиеся феодальные отношения, связанные с развитием ремесла и торговли, многообразием имущественных и торговых сделок, возникновением новых форм собственности. Раб в Кодексе Юстиниана уже трактуется не как «говорящее орудие», а как человек. Кроме того одинаковые права гражданства предусматриваются для всех свободных подданных империи.

Субтильность ситуации заключалась в том, что применять на практике устаревшее законодательство было крайне затруднительно, а выработать новые законы, навсегда простившись с овеянным величием древних традиций римским правом,— по существу невозможно.

К тому же, поскольку сам Император считался «живым законом», совершенным воплощением неограниченной власти и поскольку вся тогдашняя политическая жизнь была пронизана духом автократизма и божественной природы императорской власти, то понятно, что предпринятая Юстинианом попытка законодательной реформы могла быть только половинчатой, компромиссной и противоречивой.

Тем не менее, именно к кодексу Юстиниана восходит основная идея современной западной правовой системы, под которой понимается, прежде всего, право западных демократических обществ. Это идея правового государства (право как способ разрешения конфликтов – Кодекс Юстиниана). Вместе с тем эта идея уже тогда содержали в себе значимый социальный конфликт, из-за которого Юстинианское право иногда называют «правом рабов и господ».

Само понятие «правовое государство» (Rechtsstaat) начало широко применятся в социальной литературе в первой половине XIX века, после того как немецкие философы и юристы попытались проанализировать и обобщить правовое наследие античных времён, которое как раз и было кодифицировано в кодексе Юстиниана.

Правовое государство трактуется как господство в обществе юридических норм и законов, которым должны быть подчинены люди, независимо от их социального статуса и имущественного положения.

Базовой опорой всей системы правового государства является закон

Однако это понятие насквозь пронизано так называемым «византийским духом», который как раз и выявляет мифологическую сущность самой идеологии правового государства. Это становится очевидным в контексте анализа взаимоотношения права и политики с одной стороны и права и морали с другой.

Право и политика. Прежде всего, дело в том, что по законам живут и функционируют почти все государственные образования новейшего времени: и демократические, и авторитарные, и тоталитарные, и республиканские, и монархические, и унитарные и федеративные. Почему же одни из них называются правовыми, а другие не удосуживаются такой «чести»? Где критерии такого разделения, кто их установил и исходя из каких интересов?

Нередко по этому поводу говорят, что национальное право каждого правового государства должно соответствовать нормам международного. Но, совершенно очевидно, что международное право – это, во-первых, право наиболее политически могущественных государств, а во-вторых, в нём господствуют двойные стандарты, обусловленные разными политическими интересами. Наиболее красноречивы в этом плане истории с проблемой международного признания Косово, Абхазии и Северной Осетии или с «миротворческой» миссией/оккупацией войсками НАТО Афганистана, Ирака, Ливии, а так же с трактовкой последних событий в Украине и Сирии.

Законы неотделимы от реальной политики. По важнейшим вопросам государственной жизни политики всегда диктуют свою волю юристам и никак не наоборот. Боле того сами политики разрабатывают, обсуждают и принимают те или иные законы и контролируют их реализацию. Да и принимаются законы очень часто по сугубо политическим мотивам. И значит, если быть до конца объективным и называть вещи своими именами, то следует признать, что современные демократические государства следует называть точнее всего не правовыми, а политическими.

Право и мораль. Другой мифологический аспект правового государства – природа самого закона. Сам по себе закон – это абстракция. Он всегда ориентирован на некоего «усреднённого» человека, которого в реальной действительности не существует. Любая жизненная ситуация и любой человек всегда уникальны, а между тем при помощи закона всех и всё в правовом государстве пытаются «причесать под одну гребёнку».

Обратная сторона абстрактности закона заключается в том, что нередко весьма специфический и конкретный жизненный случай становится законодательной нормой. Не секрет, что парламенты разных стран иногда принимают законы под одну бизнес-сделку, под одну партию и даже под одного человека. И такого рода законам вынуждены в дальнейшем подчиняться все.

Подобное абстрагирование конкретного и конкретизация абстрактного приводит к ситуации, при которой один и тот же закон может стать абсолютным злом для большинства реально живущих в данном государстве людей и конкретным добром для «усреднённого» только «на бумаге» существующего индивида.

Если в связи со всем этим ещё иметь в виду, что законы, которым люди вынуждены подчинятся, принимаются без их непосредственного участия и согласия, что они просто «спускаются сверху», то нетрудно представить себе ситуацию, когда живой конкретный человек, попадая в паутину современной судебно-правовой системы чувствует себя неким персонажем абсурдистских романов Ф. Кафки. Система его просто давит как муху. И если говориться, что газетой можно прихлопнуть и муху и политика, то законом – любого человека.

Стало быть, абстрактный по своей природе закон в практике правового государства превращается в конкретику бесчеловечного и бездуховного, но «системного» отношения к человеку.

«Правовое государство» ориентировано только на формально-юридическое решение конкретного конфликта или конкретной проблемы. Причины возникновения проблем и конфликтов, мотивы поведения людей в той или иной жизненной ситуации, вопросы этики и психологии, правды и справедливости, внутренние ценностные установки конкретной личности суды не волнуют.

Простой пример. Допустим двое соседей поссорились из-за кокого – либо забора и обратились в суд. Суд разрешил их конфликт. На поверхности всё вроде завершилось. Но никакой суд не может разрешить внутренний межличностный конфликт двух человек. Наоборот, решение суда может его даже углубить и обострить. И в результате соседи продолжают ещё более ожесточённую тайную войну друг с другом, что всегда ведёт к определённой деградации личности. Причём во внешнюю среду они вынуждены посылать информацию о том, что все теперь нормально и да здравствует самый гуманный и справедливый суд!

Так5им образом в системе «правового государства» лицемерить вынуждены не только политики, но и простые люди. Современное правовое государство – это воплощённое лицемерие. Правовое государство – это аморальное государство.

Исходя из всего вышесказанного, можно утверждать, что сегодня идея правого государства подвергается глубокой эрозии и нуждается в серьёзной ревизии. Вокруг этой идеи накручено множество самых разных идеологических иллюзий, она по существу мифологизирована и всё это своими корнями уходит в социальную противоречивость Юстинианской эпохи и Юстинианского кодекса.

Reklama

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Статьи. Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Google+ photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google+ paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Keisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Keisti )

w

Connecting to %s