1994 ГОД

25 января 1994 года

Новый год начался бурными событиями. В России начало работу Федеральное собрание. В. Жириновский своими экстравагантными высказываниями «поставил на уши» весь политический мир. Произошли радикальные перестановки в российском правительстве. Ушли в отставку горе-реформаторы Е. Гайдар и В. Фёдоров. Печать завопила о «смене курса».

Литовские спецслужбы в Минске арестовали и нелегально вывезли в Литву лидеров запрещённой КПЛ М. Бурокявичюса и Ю. Ермалавичюса. В ответ на это белорусские коммунисты подняли бузу в своём парламенте и отправили в отставку министра внутренних дел А. Егорова и председателя КГБ А. Ширковского. А главное — одного из «беловежских зубров», председателя верховного Совета республики Беларусь С. Шушкевича.

«Летвувос айдас» отреагировал на эти события причитанием: «Белоруссия возвращается в империю».

Наращивает темпы работы «Союз левых Литвы». Инициативная группа опубликовала в газетах «Оппозиция» и «Теса» проект программы СЛЛ.

Президент А. Бразаускас направился с визитом в НАТО и это явный сигнал о возможных коренных и радикальных переменах на европейском континенте. Но отнюдь не позитивных. Возможно даже драматических.

10 февраля 1994 года

Читаю и думаю о В. Высоцком. Уже 14 лет прошло со дня его смерти, а его образ и песни живут. Ещё при жизни поэта и барда многие его фразы и строки разошлись по стране и стали народными. Теперь филологи пишут диссертации на тему творчества Высоцкого.

Впервые я услышал это имя в 1962-1963 годах. Помнится в нашем небольшом провинциальном городке Н. Акмяне был оборудован открытый бассейн — радость и праздник всего нашего детства. Сюда часто приходил один приблатнённый мужик с лицом «кавказкой национальности», у которого был голос Высоцкого. И мы 10-12 летние пацаны толпой ходили за ним по всей территории «пляжа», что бы только услышать как он разговаривает. При этом он вовсе не пел под гитару, да и голоса реального Высоцкого мы ещё ни разу не слышали. Это может означать только одно, что образ и голос Высоцкого уже прочно вошли в общественное сознание того времени и каким то образом это проникло и в наше подсознание.

Впервые я прослушал чуть ли не все магнитафонные записи Высоцкого то ли в 1969, то ли в 1970 году на квартире у моего школьного знакомого Алика Гафарова в том же городке Науйойи Акмяне. Песни и голос барда произвели на меня тогда незабываемое впечатление. Ну, а в дальнейшем все студенческие годы в Ленинграде прошли под гитару и голос В. Высоцкого. Буквально каждая студенческая вечеринка – а они были чуть ли не каждый день – проходила «под Высоцкого».

О его смерти я узнал на «шабашке» в г. Вуктыл Коми АССР. Мы, бывшие сокурсники, там подрабатывали в летний период и уже не помню кто сообщил нам это известие. Мы поначалу не поверили, поскольку разные слухи о смерти Высоцкого ходили и раньше. Лишь когда в газете «Советская культура» я прочитал официальное сухое сообщение в связи « со смертью актёра театра на Таганке Владимира Семёновича Высоцкого» всё для нас стало непоправимым.

Тогда же мы и выпили за упокой его мятежной души. Где — то через год я побывал на его могиле в Москве. Ещё не было известного памятника. На могиле лежали лишь гитара, цветы и в рамке четверостишие А. Вонесенского:

«Ты жил, играл и пел с усмешкою,
Любовь российская и рана.
Ты в чёрной рамке не уместишься, –
Тесны тебе людские рамки».

P.S. В это же время у меня сочинилось стихотворение, посвящённое поэту и актёру, которое я здесь и привожу.

ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ

Кто- то пьёт мою кровь за стаканом стакан
И ногтём ковыряет мне печень.
И какие- то девки танцуют канкан,
И звучат непотребные речи.

Что за праздник такой? На каком же балу я?
Что за гости резвятся на пышном столе?
И вертлявый мужик, хохоча и балуя,
Чертит знаки судьбы на трухлявой стене.

Занесла меня, видно, и в правду нелёгкая.
Здесь кривая не вывезет, как не крути.
В этих гиблых местах – всё погода нелётная.
И куда не пойдёшь – нет иного пути.

2 марта 1994 года

В России потихоньку улеглись страсти вокруг амнистии августовским и октябрьским «путчистам», объявленной Государственной Думой 23 февраля 1994 года. Президентское окружение, средства массовой информации устроили настоящий шабаш в связи с этим актом. А. Руцкой вышел из ворот лефортовской тюрьмы в полной генеральской форме и со звездой героя Советского Союза. В тюрьме он отрастил бороду в стиле Фиделя Кастро и выглядел весьма живописно.

В Литве А. Бразаускас так же выразил «удивление в связи с поспешным освобождением из тюрьмы октябрьских мятежников». В республике восстановили праздник 8-го марта — международный женский день. На работе мы — мужчины «скидываемся» по пятерке и намерены устроить «разрешённый» властями праздник нашим женщинам. Будем теперь ждать, когда реабилитируют и праздник 1-го мая.

Меняется геополитическая ситуация. Наметилось охлаждения в отношениях между Россией и США. Россия начала проводить новый курс на Балканах и в отношении защиты русскоязычного населения в ближнем зарубежье. В. Ландсбергис постоянно педалирует тему растущей российской угрозы. Новые левые Литвы назначили на конец марта проведение своего учредительного съезда. Р. Озолас заявил о наличии двух вариантов для нынешней Литвы: вступление в СНГ или гражданская война. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

26 мая 1994 года

За время последней записи произошли некоторые важные события в Литве и России. На учредительном съезде 26 марта была создана Социалистическая партия Литвы. Она сразу же столкнулась с атаками правых, которые тут же окрестили её членов «иностранными агентами» и «коммунистическими подпольщиками». Социалисты с ходу провели первую избирательную компанию на вакантное место в Сейм по Кайшядорскому избирательному округу. Она закончилась для них неудачно. СПЛ так же столкнулась с отказом в юридической регистрации. Но в целом её появление на политической арене наделало немало шуму.

В России опять окрепла и сплотилась оппозиция во главе с вышедшими по амнистии из тюрьмы «октябристами». Оппозиционеры провели мощные митинги против Ельцина и его команды 1-го и 9-го мая. Меняется и политика правящей верхушки. Демократы пытаются перехватить у оппозиции её патриотические лозунги. Ужесточают свою внешнюю политику, разглагольствуют о «державности».

Ход избирательной компании по уже упомянутому Кайшядорскому избирательному округу, где болатировался председатель СПЛ А. Висоцкас и где на избирательный участки пришло всего 4, 8% избирателей и за кандидата социалистов проголосовало лишь 3,33% пришедших, показал, что народ в страшной безнадёге и не верит больше никому, ни богу, ни дьяволу, ни Бразаускасу. Хорошая почва для какого- нибудь переворота! Тьфу! Тьфу! Тьфу!Что бы не сглазить!

Мучит хроническое безденежье. По этой причине — неполадки в семье. Объективно оценивая ситуацию., приходится констатировать, что вот уже 4 года качусь по наклонной плоскости неведома куда. Один удар судьбы за другим. Впрочем, один ли я я в такой ситуации? Всё куда — то катится. Конец мая — начало лета. Мне уже 42 года и кажется, что жизнь практически завершена. Всё лучшее- позади!

29 июня 1994 года

Третий день в отпуске. Тёща уехала в Шяуляй. Жена на работе. Сидим дома вместе с сыном. Сын сейчас спит. На улице летняя погода. Продолжается полоса разных неприятностей. Застопорилась процедура регистрации Социалистической партии. Возникли какие -то глупые проблемы с прежней работой.

В России, по утверждению Ельцина, очередной «период экономической и политической стабилизации». Оппозиции не слышно и не видно. Толи это «затишье перед бурей», толи в предшествующий период просто была «буря в стакане».

В Литве по-прежнему всё дорожает. С 1 — го июля в 2 раза дорожает электроэнергия. Заговорили о необходимости наряду со счётчиками холодной и горячей воды обзаводится и персональными счётчиками использования электроэнергии. Придётся, наверное, счётчики приделывать и к ручке унитаза.

Собираемся всей семьёй отправиться в Н. Акмяне навестить родителей. Судя по телефонным разговорам они так же еле-еле тянут жизненную лямку. Беспокоит Иван Иванович. Стал крепко выпивать и в связи с эти необязательным в делах. Надо будет с ним поговорить. Если это ещё возможно. Иван Иванович — мой единственный друг с раннего детства. Близки мы и по мировозрению и по жизненной позиции. Неужели и здесь будет распад и разрыв? Распад времён. Разрыв отношений, Что может быть драматичнее в человеческой жизни?!

18 июля 1994 года

Вернулся из Н_Акмяне, где был вместе с женой и сыном. Навестили по уже установившейся ежегодной традиции моих родителей. Мать несмотря на все неурядицы держится прекрасно. Бодр и отец в своих вечных хозяйственных хлопотах. Это, очевидно, его и спасает. По вечерам сидит во дворе на скамейке возле своего курятника, смотрит в наступающие сумерки и о чём — то думает. Судя по всему, эти думы невесёлые.

В этой моей поездке вспоминаются два эпизода связанные с отцом. Сидели мы с ним в его комнате, разговаривали, пережидали невыносимую жару, которая свирепствовала в то лето в Литве. И отец вдруг вспомнил 42 -ый год. Как они — новобранцы – рыли свои первые окопы на фронте в такую же жару. Дышать было нечем. Хотелось лечь и умереть ещё до всякого боя. Отец, пожалуй, впервые при мне заговорил о войне. Эту тему он обычно никогда не затрагивал. А я, вместо того, что бы поддержать разговор, куда-то ушёл и даже не поинтересовался в каких местах происходили эти «жаркие» события 42 -го страшного военного года. А ведь отец прошёл войну до Берлина без единого ранения. Причём в пехоте!

На следующий день вечером мы сидели на скамейке во дворе и он рассказывал о том, кто из его друзей, с которыми и я был знаком, когда и каким образом умерли. Рассуждали мы и о новых вывесках на знакомых с моего детства домах и улицах. И отец вдруг сказал: «Никогда не думал, что придётся умереть при капитализме». Я стал его успокаивать, что, дескать, ещё не вечер и борьба ещё не закончена. Но он к этим моим успокоениям отнёсся с видимым равнодушием, хотя очень быстро и внимательно перечитал все оппозиционные газеты Литвы, России и Белоруссии, которые я ему привёз.

Побывали мы с женой и в гостях у Ивана Ивановича и его жены Дали. Хотя они встретили нас, как всегда, радушно, но в атмосфере наших взаимоотношений что то неуловимо изменилось. Появилась какая — то настороженность. Ему, как мне кажется, не совсем нравилась моя деятельность в Соцпартии, а мне, опять же как мне казалось, его бездеятельность в запрещённой Компартии.

Впрочем, возможно, что это всего лишь мои необоснованные псевдопсихологические обобщения, а на самом деле всё проще. У Ивана Ивановича недавно умер отец и он ещё не отошёл от этой потери. Или я недостаточно обстоятельно оцениваю его положение и те трудности, с которыми ему приходится сталкиваться. Он же и сегодня у всех на виду, за ним многие наблюдают и не только со скрытым сочувствием, но со со злорадством и даже явной враждебностью.

В Вильнюсе после возвращения хорошо попьянствовали в семейном кругу. Всю ночь и при открытых окнах. Но через несколько дней всё опять пошло по наезженной колее. Дрязги, склоки, ссоры! Куда ты несёшься, жизнь моя!

P.S. Отец умер после инфаркта в 1999 году, не дожив 2-х месяцев до своего 75-летия. Похоронен в Н — Акмяне на местном кладбище в Стипиркяй. Там же, в той же могиле похоронена и моя мать, которая пережила отца на 12 лет и умерла в 2011 году.

С Иваном Ивановичем позже отношения наладилиь, все наши взаимные и временные недоговорённости были преодолены. Как я уже упоминал, Иван Иванович – единственный друг моего детства, который остался другом на всю жизнь. По-существу, – мы с ним были как братья. Познакомились мы, когда нам было по 3-4 года и мы вместе играли в наши ребяческие игры в одном дворе. Оказалось, что наши родители жили в одном доме и даже в одном подъезде. Мы на первом этаже, а они – на втором, прямо над нами. Мы даже родились в один день и в одном году. Вместе пошли в первый класс. Сидели за одной партой, ссорились, мирились, даже дрались, вместе закончили десятилетку. Одних и тех же девок «гуляли». В один день ушли служить в Советскую Армию. Вместе провели 3 карантинных дня на пересыльном пункте в Вильнюсе. Затем в Риге нас разлучили. Его отправили служить дальше в Добеле, а меня в танковую учебку в Вентиспилсе. После службы в Армии наша дружба продолжилась, тем более, что совпало и наше отношение к так называемой «поющей революции» в Литве. Иван Иванович был в то время первым секретарём районного комитета КПЛ. В 1991 году саюдисты его жестоко избили, повредили позвоночник. От этого он всю оставшуюся жизнь вынужден был жить на уколах, получил инвалидность, а позднее у него развилась болезнь Паркинсона. До последних его дней мы довольно часто созванивались, а иногда нам удавалось пообщаться и непосредственно. Последний раз я его посетил недели за две до его смерти в Шяуляйской горбольнице. Умер он 3 мая 2018 года на 67 году жизни. После кремации его урна с прахом захоронена в семейной могиле в Алькишкяй. Мне довелось присутствовать на похоронах Ивана Ивановича и произнести прощальную речь на его могиле. Привожу её текст.

Поминальная речь

Сегодня мы пришли сюда, что бы проводить в последний путь Ивана Ивановича Василевича. Для тех, кто его знал — просто Ваню. Я был знаком с Ваней с детских лет. Мы были хорошими друзьями. Это действительно был уникальный человек с редким и удивительными личностными качествами. Честный, порядочный, доброжелательный, гостеприимный и, в то же время, принципиальный, убеждённый, идейный. Его душа вмещала в себе все боли и проблемы внешнего мира и в месте стем была очень индивидуальной и неповторимой.

Некоторые древние философы утверждали, что огонь освобождает и очищает все явления, обнажает суть всех вещей. Суть человека – это его душа. Она, по утверждению древних, как раз и состоит из атомов огня. Тело покойного прошло через огонь, превратилось в пепел, который вернулся в первоначальное состояние, в землю, к своей семье. Но душа не сгорает бесследно вместе с телом.

Его душа распалась на огненные атомы, которые растворились в природе, стали весенней травой, листьями деревьев, стали кислородом, которым мы дышим. Таким образом его душа перемешалась с нашим внутренним миром, с нашими душами.

Говорят, что человек не умирает, пока живы те люди, которые его помнят. Будем жить долго, что бы и его душа ещё долго была бы с нами.

Прощай, друг!

Спасибо тебе за то, что ты жил среди нас. Мы не будем говорить с тоской: „Его больше нет!. Мы будем говорить с благодарностью: „Он был с нами“. Он честно и достойно прошёл свой жизненный путь.

Прощай, наш товарищ! Прощай, мой друг!

19 августа 1994 года

Приближается инициированный правыми референдум «за хорошую жизнь». В Литве очередные политические баталии. Вчера президент А. Бразаускас встречался в Каунасе с офицерами Литовской Армии. Судя по всему политизированная армейская верхушка «дала прикурить» своему главнокомандующему. «Нужна или не нужна Литве армия?» – риторически вопрошал президента и премьер — министра один из выступавших на встрече офицеров. Речь самого А. Бразауксаса была встречена собравшимися вежливо, но холодно. Армия в Литве — детище В. Ландсбергиса и она ещё может сказать своё слово в политике, если и дальше будет продолжатся мягкотелая линия правящего большинства.

В России Военная коллегия верховного суда оправдала августовского «путчиста» генерала В. Варенникова. Это хороший «подарок» российским демократам в 3-ей годовщине августовских событий. Осенью в России ожидается очередное обострение политической ситуации.

После летней засухи за окном наконец дождь. Может появятся грибы.

29 августа 1994 года

Опять новый учебный год. На сей раз, судя по всему, придётся серьёзно впрячься в учительскую телегу. Сердце к этой работе не лежит. Но больше ничего более приемлемого не предвидится. «Бывших» здесь обложили со всех сторон и вполне профессионально. Попробую солиднее поработать в школе. Может всё-таки получится?

Референдум по поводу «индексации вкладов» 27 августа с треском провалился. На участки для голосования пришли лишь 37% избирателей. Теперь правые во главе с В. Ландсбергисом запустили в ход весь свой демагогический талант с тем, что бы представить поражение чуть ли не как победу. Как поведёт себя в этих послереферендумных условиях правящее «левоцентристское» большинство? Сумеют ли левые Бразаускаса использовать столь уникальный шанс, который выпадает им уже второй раз (первый был – их победа на выборах в Сейм)?

Сужается круг одиночества. Не с кем посидеть за бутылкой и по мужски потолковать. И в жизни, и в политике как то всё не так!

6 ноября 1994 года

Завтра очередная годовщина Октябрьской революции. В Москве готовятся демонстрации и митинги. Ельцин проводит перестановки в кабинете министров, меняет шило на мыло.

А в Литве всё спокойно и обыденно. Побывал в театре оперы и балета. Смотрел спектакль «А проба» вместе со своими школьниками. Много пустующих мест. В основном зрители — это или приезжие иностранцы или жители провинции.

В очередной раз подорожали коммунальные услуги и электроэнергия. Оказаться сегодня без работы или жить на одну пенсию равносильно медленной смерти.

На улице солнечно, но холодно. Пронизывающий ветер. Политическая погода не меняется. Ландсбергисткая парламентская «оппозиция» агрессивно атакует, а правящая ДПТЛ вяло огрызается. Перестановки в парламентской фракции правящей партии пока к каким — либо ощутимым результатам не привели.

Газета «Летувос айдас» запустила несколько «уток» о появлении в Вильнюсе полковника Касперавичюса и его, якобы, контактах с социалистами, а так же о прекращении судебного дела против Бурокявичюса и Ермолавичюса, их освобождении из тюрьмы и т.п. Чего этими «вбросами» пытаются достичь?

Любопытно повернулось судебное разбирательство по делу убийства журналиста В. Лингиса, в организации и исполнении которого обвиняется пресловутая «Вильнюсская бригада» во главе с Борисом Деканидзе. В деле косвенно оказался замешан и нынешний главный редактор газеты «Диена» (фактически орган ДПТЛ) Р. Тарайла. Нечего и говорить, что эта «побочная» следственная линия нашла широкое освещения в республиканских средствах массовой информации.

Премьер А. Шлежявичус начал судебную тяжбу с лидером правой оппозиции В. Ландсбергисом по поводу защиты своих «чести и достоинства».

Надвигается и судебный процесс по делу «красных профессоров» Бурокявичюса и Ермолавичюса.

В Литве время судов.

13 ноября 1994 года

Любопытный эпизод произошёл на соревнованиях КВН, в которых участвовали команды 10-ой, 30-ой, 6-ой и нашей 13-ой средних школ г. Вильнюса. Соревнования проходили в актовом зале 30-ой школы в Жирмунай, рядом с общежитием ВИСИ, в котором я с перерывами прожил 10 лет.

Наша школьная команда к соревнованиям подготовилась крайне плохо и потерпела позорное поражение по всем статьям. Ребята очень переживали, но всё-таки не сошли с дистанции, сражались до конца и проявили неплохие бойцовские качества.

В перерыве соревнований ведущий объявил конкурс для зрителей — кто громче споёт начальные строки какой — либо песни.

И что же? Можно было наблюдать растерянность ведущего и членов жюри, когда вдруг в одном конце зала грянули, а в другом и следующем подхватили «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь». На соревнованиях присутствовали журналисты некоторых литовских газет, корреспонденты радио и телевидения. Интересно какая будет реакция СМИ по этому эпизоду?

Приближается очередной день рождения супруги. Такого рода семейные праздники — одна из немногих отдушин, которые ещё остались в нашей жизни. Затем ещё обязательно надо съездить в Н-Акмяне, поздравить отца с 70-летним юбилеем. Родители теперь живут тяжело, сёстры тоже. Впрочем нелегко большинству жителей Литвы. И похоже, что всё уже непоправимо.

27 декабря 1994 года

Опять приближается новый 1995 «Новый Год». В России старый 1994 год завершается кроваво. Во всю идёт война в Чечне. Литовские правые рядятся в тогу спасителей Дудаева, осуждают режим Ельцина, хотя они же осуществлённый в октябре 1993 года этим режимом антиконституционный переворот назвали «победой демократических сил России». Такие вот «выкрутасы».

Ельцин похоже в Чечне увязает. Эта война расколола все политические силы России: и демократов, и патриотов. Только, похоже, коммунисты ещё выступают с единых позиций. Они требуют прекращения военных действий в Чечне и немедленных переговоров.

Чеченская ситуация может косвенно ударить и по Литве, по положению русскоязычного населения в ней. Пока, правда, такая перспектива выглядит весьма туманной и не актуальной.

А в целом на улицах предновогодняя суматоха. С помпой отметили в республике рождественские праздники. Президент А. Бразаускас вручил поэту Ю. Марцинкявичусу первую премию «Согласие».

Я побывал в Н-Акмяне на дне рождения отца-ему исполнилось 70 лет. Отметили очень скромно. Отец, мать, я и одна из сестёр. Другая сестра конфликтует с родителями и юбилей отца проигнорировала.

Хорошо пообщались с Иваном Ивановичем. Попьянствовали, поговорили. Он оказывается двое суток провёл в Л. Кроме того, у него, по его словам, есть внебрачная 15 летняя дочь. Такие вот дела! Насколько всё это соответствует истине трудно судить.

С Новым Годом, люди!

P.S. В те дни на тему чеченской войны сочинилось стихотворение, которое теперь здесь и публикую.

НОВАЯ КАЗАЧЬЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ

(По мотивам М. Ю. Лермонтова)

Спи младенец, мой прекрасный,
Баюшки-баю.
Завтра будет день ненастный
В этом злом краю.

По камням струится Терек.
Так всё да не так.
Злой чечен ползёт на берег,
Поджигает танк.

Там стреляли – в нас попали,
Спи, усни, пострел.
В этом танке твой папаня
Заживо сгорел.

Не жалеет смерть-уродка, –
«Мочит» всех в бою.
Спи, усни, моя сиротка,
Баюшки-баю.

Стану сказывать я сказки
И сама засну, –
Как вели мы на Кавказе
Странную войну.

Проступает день ненастный.
Тихо, как в раю.
Спи, малютка мой, несчастный,
Баюшки-баю.

Michailas Bugakovas (Михаил Бугаков)

Filosofas, politologas, publicistas (Философ, политолог, публицист)
Įrašas paskelbtas temoje Записки из прошлого. Išsisaugokite pastovią nuorodą.

Parašykite komentarą

Įveskite savo duomenis žemiau arba prisijunkite per socialinį tinklą:

WordPress.com Logo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo WordPress.com paskyra. Atsijungti /  Pakeisti )

Google photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Google paskyra. Atsijungti /  Pakeisti )

Twitter picture

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Twitter paskyra. Atsijungti /  Pakeisti )

Facebook photo

Jūs komentuojate naudodamiesi savo Facebook paskyra. Atsijungti /  Pakeisti )

Connecting to %s